Война еще не началась

Свободолюбивый, пацифисткий и абсурдистский спектакль Семена Александровского по пьесе Михаила Дурненкова.

РежиссерСемен Александровский
Длительность01 час 15 минут

Информация

Свободолюбивый, пацифисткий и абсурдистский спектакль Семена Александровского по пьесе Михаила Дурненкова. Спектакль-буффонада о ежедневной войне вокруг нас, спектакль-игра, чумовой праздник в детском саду посреди царящего безумия.

Семен Александровский, режиссер спектакля: «Этот яростный текст наследует, как мне кажется, британской традиции punch in the face и спровоцирован он тем извращенным театром - политическим, военным, медийным, который разворачивается в нашей стране в последние годы. Для нас это отчасти терапевтический акт, позволяющий через смех и ужас освободиться от навязанного нам дурного спектакля».

«Война еще не началась» — пьеса без места и времени. С одной стороны. И пьеса о сегодняшнем дне. Поле действия – все, что нас окружает. Мы живем в то время, когда война вокруг нас. В быту, телевизоре, медиа, встрече с таможенником или разговоре с подружкой. О героях же мы не знаем ничего – ни возраста, ни пола, ни их политической ориентации.

Коллектив

Творческая группа

Режиссер
Семён Александровский
Композитор
Настасья Хрущева
Драматург
Михаил Дурненков
Художник
Леша Лобанов

Пресса

  • Парадигма онлайн-абсурда резко, без паузы продолжается нон-фикшн-новеллами, их рассказчики то ли злые клоуны, то ли наивные дети на шумном утреннике. Красочная одежда и искусственные сине-желто-фиолетовые кудри, пищалки и трещотки в руках, бойкая и остервенело-радужная мелодия на фисгармонии создают то однозначное противопоставление, которого требуют все эти черные или бесцветные истории «из телевизора». «В принципе залипать – это, наверное, самое сейчас главное удовольствие».
    Независимая газета, Елизавета Авдошина
  • Здесь нет героев и людей, есть только текст, очень симптоматичный. Бороться с этим тотальным недоверием, ханжеством, глупостью и полной потерей ориентиров можно только так, проговаривая это вслух и желательно, как здесь — в гипертрофированном виде, яростным глаголом и с эмоциями на лице. Иначе от этой бациллы не избавиться. Потому и форма такая клоунада и цирк. Вообще, клоуны — это же не только развлечение, это еще ужас, страх и ненависть, про что этот спектакль. Боевые действия теперь у нас на кухне, потому и военная риторика в телевизоре так хорошо откликается в сердцах россиян. Она своя, родная.
    Телеканал Дождь, Денис Катаев
  • Режиссер в программке обращает внимание, что хотел достигнуть терапевтического эффекта, пережить травматичные события через сочетание смеха и ужаса. Это ему удалось. Но только спектакль сейчас больше напоминает диагноз. Ценность пьесы совсем не в ее политической позиции и направленности. Самое важное, что драматургу удалось зафиксировать окружающий его пейзаж в том самом 2014-м году, той точке невозврата, когда все были раскалены и взрывоопасны настолько, что достаточно было малейшей искры, чтобы разнести все в клочья.
    Tnargime Rǝnni
  • Я стараюсь не воевать с тем, что вокруг меня, наоборот, выстраиваю отношения с окружающей миром на обоюдном согласии. Если есть почва для диалога, договариваюсь. Если же нет, то не воюю — просто ухожу. - из интервью режиссера Семена Александровского.
    Сноб
  • Война, что еще не началась, но конца и края ей нет, кроется тут не в точных словах, а в паузах, в улыбках, в том, с какой жадностью брусникинцы хватаются за свои пищалки и трещотки, пытаясь выпищать и вытрещать тот ужас, что мы не можем или боимся объяснить.
    КоммерсантЪ, Алла Шендерова

Ближайшие даты

Другие спектакли

Смерть и чипсы

Некроромантический треш-триллер по рассказам Леонида Андреева

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera